Для злой Натальи все люди — канальи.